Александр Привалов: «Спортсмену с его же культом личности бороться на стрельбе тяжело»

Александр Привалов

26 ноября стартовал новый биатлонный сезон. В московском Гастропабе, что на Шаболовке, в камерной обстановке собрались биатлонные болельщики. Вместе с ними были и приглашенные гости – известные отечественные биатлонисты Анна Богалий и Александр Привалов. С Александром Васильевичем, легендарным спортсменом и тренером, двукратным призером Олимпийских игр, пионером отечественного биатлона нам удалось пообщаться.

— Александр Васильевич, что бы вы сами хотели сказать в такой знаменательный день – открытие биатлонного, олимпийского, что немаловажно, сезона?

Во-первых, я поздравляю всех с началом спортивного сезона! Желаю успехов команде, особенно на олимпийских играх. Пусть этапы Кубка мира будут проходящими. Собственно, и там должны быть хорошие результаты, но не надо расстраиваться, если вдруг на этапах выступим не очень хорошо. Тренер должен так составить подготовку команды, чтобы она, прежде всего, показала наилучший результат на главных стартах – Олимпийских играх в Корее. В биатлоне все может быть, и сегодняшний синглмикст это доказал (российский дуэт в составе Виктории Сливко и Матвея Елисеева финишировал восьмым. – прим. авт.). Спортсмены-новички выступили нормально. Есть еще проблемы со стрельбой, но это из-за отсутствия опыта участия в больших соревнованиях. Елисеев, конечно, переживал, нервничал. Надо понимать, что стрельба зависит прежде всего от состояния нервной системы, психологического настроя, и когда такая ответственность на спортсмене, всегда сложно стрелять. Выступили нормально, в соответствии с первым этапом. Вообще все этапы Кубка мира служат подводкой к главным олимпийским стартам. Тот же Фуркад, как вы сами видели, не блестяще выступил. А будет индивидуальная гонка – будет совсем другой Фуркад.
В синглмиксте высокая конкуренция. Во-первых, от страны участвует всего два человека. Каждая команда может найти двух сильных спортсменов. А в классических эстафетах ситуация другая: не каждая страна может выставить четыре одинаково сильных спортсменов.
Надеемся, что на дальнейших этапах результаты будут улучшаться. Ведь если проанализировать все выступления, не все сильные команды показывали хороший результат сразу. Вспомните: сборная Германии раскачивает, раскачивается, а как главный старт – и показывает высокие результаты.

— Сейчас тема допинга остра как никогда. Как нашим спортсменам держаться под натиском обвинений?
Здесь все зависит от тренера. Надо убеждать спортсмена, что он будет участвовать в главных стартах. Есть же такая возможность? Есть. И ни в коем случае не закисать! Наоборот, надо злее работать, доказать, что все эти обвинения в нашу сторону не имеют оснований. Дело в том, что такая обстановка во всем политическом мире. На нас везде давят, нас стремятся унизить. Но, мне кажется, у желающих это сделать ничего не получится, потому что это абсурд.
Пробы всегда должны браться в присутствии врача сборной команды. Эти пробы сдаются, затем пломбируются. Их просто невозможно вскрыть. А когда приходит отрицательных результат, то все, больше не должно быть никаких действий с проверяющей стороны! Но, видите ли, они находят какие-то царапины… Единственное, что мы можем делать в этой ситуации – быть злее, усерднее работать, чтобы доказать, что это все не так.
Также над ситуацией должно работать руководство. И Союза биатлонистов, спорткомитеты, и Правительство. Все «верха» должны отстаивать позицию наших спортсменов. Когда я работал, никакого разговора о допинге вообще не было… Мы работали «чисто», пахали, выполняли объемную работу. От этого были наши высокие результаты.

— Что сейчас нам мешает добиваться таких результатов?

Вопрос сложный. А сложность заключается в том, что идет поиск новой методики. Но без объемной работы скоростная выносливость не придет. Длительные тренировки идут за счет липидно-жирового обмена. Именно благодаря ему вырабатывается скоростная выносливость. Липидно-жировой обмен дает энергии в 20 раз больше, чем углеводный. Без этого нельзя. А сейчас стараются покороче, побыстрее…

— Какая самая запоминающаяся гонка в вашей карьере?

Вы знаете… У меня олимпийские гонки были неудачными. Первая олимпийская гонка прошла в 1960 году. Я до последнего рубежа не имел ни единого промаха. До последней стойки тренеры мне кричали «Давай! Вся надежда на тебя!». Я еще успел обогнать шведа, который оказался левшой, поэтому нам пришлось стрелять лицом к лицу. И вот здесь, на последней стрельбе, я задергался и допустил промахи, которые не дали мне возможность победить.
На следующих олимпийских играх в 1964 году я был в великолепной форме. На тот момент я уже чемпион союза, лидер команды. За два дня до старта пошел на тренировку. Увлекся, а погода была тяжелая, выложился, почувствовал слабость. Тренеру говорю: «Я словно мертвый, ничего не могу делать». «Иди отдыхай» — ответил он мне. На следующий день я снова был никакой. Перед самым стартом, когда я понял, что хорошо не пробегу, тренер мне сказал: «Ну, беги, как можешь». И я бежал, не чувствуя ни хода, ни стрельбы. Единственное, когда пришел на последний рубеж, сделал два выстрела, и меня заколотило. Я каждый выстрел вымучивал. Я был несказанно счастлив, когда мне сказали, что я пришел вторым. А выиграл наш Володя Меланьин, он отстрелялся без штрафа.
После этой олимпиады мне друг-журналист сказал: «Сначала третье место, потом второе. Ну все, Саша, следующая олимпиада точно будет твоя!». И что вы думаете? (смеется) Я только окончил институт ГЦОЛИФК, а меня уже приглашают возглавить сборную. И я не знаю, что мне делать: готовиться к личным соревнованиям или команду брать. Мне дали три дня на размышления. Я подумал-подумал… Пришлось согласиться и отказаться от борьбы, которую мог бы навязать на олимпиаде в личных соревнованиях. Думаю, в призерах я бы точно был: при мне и форма хорошая, и опыт. Но случилось как случилось. А случилось хорошо: когда я был тренером, мы шесть олимпийских игр подряд выигрывали эстафеты. И каждая победа – это большая радость.

— С этого сезона спортсмены, вошедшие в прошлом сезоне в тридцатку лучших общего зачета Кубка мира, будут иметь именные тренировочные бибы. Как вы прокомментируете это нововведение?

Мне кажется, на спортсменов будет оказываться лишняя психологическая нагрузка. В биатлоне успешно выступает тот, кто накануне не имел высоких результатов. Как мы это называем «вынули кота из мешка». Если будут рекламировать каждого спортсмена, какой он великий и сильный, то получится культ личности. А спортсмену с его же культом личности бороться на стрельбе тяжело.

Нет комментариев