О днях рождениях, лучших друзьях и веселых воспоминаниях.

Мне довольно часто жена подсказывает или дочь звонит – сам я не то, чтобы не слежу, но времени не хватает, — о днях рождениях. Не всех я, конечно, поздравляю, но есть люди, к которым я с уважением отношусь, с которыми я общался, к которым имеются хорошие чувства, те, кого могу назвать друзьями, их я обязательно поздравлю – напишу или позвоню.

Недавно был день рождения о Лоськова. Я считаю, это выдающийся футболист, я еще помню, как он в Ростове играл, какой гол с центра поля он на «Динамо» забил (с ЦСКА вроде играли). Это вообще порядочный очень человек и великий футболист на самом деле. И то, что Юрий Павлович Семин (великий спортивный деятель и, без всякого преувеличения говорю, заслуживает высочайшего уважения) его берет в свою команду тренером – это характеристика.

И вот пришло время, и вчера я не мог не позвонить моему другу. Если спросить, кто из моих Спартаковских друзей самый-самый близкий мне, при всем том, что я играл со многими еще молодыми ветеранами, считаю, что это Валера Леонидович Рейнгольд. Человек, с которым я не играл на футбольном поле тогда именно, но я мальчишкой приходил в Лужники и помню, как на 70 или 71 минуте его выпустили в игре с «Динамо-Тбилиси», и он с левого флага в дальнюю девятку двинул длинным ударом таким. Человек, так же как и я, уже сделавший на сердце операцию. Человек не равнодушный, переживающий за наш футбол.

Года два назад его дочь Лена, потрясающая женщина, которая заботится о своих родителях так, как, наверное, никто не заботится, организовала вместе с женой Рейнгольда Лидой юбилей. Мы с Володей Пономаревым, который на самом деле Великий футболист – бронзовый призер Чемпионата Мира 1966 года, были на нем.

И конечно, о том, что у него День рождения забыть было нельзя, и вчера я ему позвонил. Здоровье, конечно… Я даже и сам приболел, горло побаливает, да и все могут сказать, что зимой всегда в это время эпидемии, люди себя неважно чувствуют. Но Валера уже прошел эту точку, сейчас ему значительно лучше.

Что могу сказать. Как футболист он на меня определенное влияние оказал, и как человек. Когда я возглавлял команду ветеранов и даже играл левого защитника, я помню историю одну. Всегда, когда Рейнгольд в компании – это сумасшествие. Все хохочут, вспоминают, что они творили с Юрием Севидовым.

Я как-то руководя командой, с одним председателем колхоза, кажется, из Тульской области (300 км от Москвы) были дружеские отношения. И он попросил 8 мая, практически в День Победы матч и артистов. Из артистов поехала группа «Зодчие», в которой Лоза в свое время был, Сюткин, а мы поехали туда на игру. И вот те перепалки между Рейнгольдом и Севидовом те, кто их видел, не забудут никогда.
И вот я – молодой ветеран, забиваю четыре мяча, а Севидов заменился после первой игры. И вот стою я с председателем колхоза, а он говорит, что они приготовили самовар – Тульский, естественно, — лучшему игроку. Кому? Валера играл правого защитника, а я четыре гола забил! Я уже на тексте «Лучшим футболистом признан…» уже два шага вперед делаю! И в этот момент объявляют Рейнгольда, и он забирает этот самовар (он сейчас еще на даче у него стоит). И когда я захожу и спрашиваю: «Валер, за что ж тебе-то дали?», он отвечает: «За что, за что? За мастерство! Еш твою мать!».
Заметьте, нас воспитывал Старостин, не только в умении говорить, но и в умении отстаивать свою точку зрения. Если где-то демократия и была в советское время, то это в «Спартаке». К нам относились с уважением. Для Старостина каждый человек, хотя бы одну игру сыгравший за «Спартак» был как внук, как брат, как сын, и он к нему с большим уважением относился.

И я помню еще один момент. Валерка уже играл за «Воронеж», а мы на Кубок играли. Это был 1970 или 1969 год. Играли в Воронеже. Первая игра – ничья. Валера пришел к нам в гостиницу, я, наверное, тогда с ним и познакомился. И вот вторая игра, мы проигрываем 1-0, и только в дополнительное время второй игры Рейнгольд забивает гол. И когда он приходит после игры, мы ему и говорим: «А не мог вчера забить, чтобы мы вчера уже уехали в Москву?», посмеялись немного.

Еще раз повторю, что Рейнгольд для меня на сегодняшний день — это лучший мой Спартаковский друг, с которым я довольно часто перезваниваюсь. Он приезжает на турниры, которые проводит Шехман Илья, и где я являюсь почетным председателем. Да и вообще мы дружим, хотя можем и не всегда соглашаться друг с другом, но тут вопросов никаких нет.

Это веселый человек, и дай Бог ему здоровья и всего самого самого лучшего, что только можно! Я его еще раз поздравляю!

Нет комментариев