О днях рождениях, лучших друзьях и веселых воспоминаниях.

Мне довольно часто жена подсказывает или дочь звонит – сам я не то, чтобы не слежу, но времени не хватает, — о днях рождениях. Не всех я, конечно, поздравляю, но есть люди, к которым я с уважением отношусь, с которыми я общался, к которым имеются хорошие чувства, те, кого могу назвать друзьями, их я обязательно поздравлю – напишу или позвоню.

Недавно был день рождения о Лоськова. Я считаю, это выдающийся футболист, я еще помню, как он в Ростове играл, какой гол с центра поля он на «Динамо» забил (с ЦСКА вроде играли). Это вообще порядочный очень человек и великий футболист на самом деле. И то, что Юрий Павлович Семин (великий спортивный деятель и, без всякого преувеличения говорю, заслуживает высочайшего уважения) его берет в свою команду тренером – это характеристика.

И вот пришло время, и вчера я не мог не позвонить моему другу. Если спросить, кто из моих Спартаковских друзей самый-самый близкий мне, при всем том, что я играл со многими еще молодыми ветеранами, считаю, что это Валера Леонидович Рейнгольд. Человек, с которым я не играл на футбольном поле тогда именно, но я мальчишкой приходил в Лужники и помню, как на 70 или 71 минуте его выпустили в игре с «Динамо-Тбилиси», и он с левого флага в дальнюю девятку двинул длинным ударом таким. Человек, так же как и я, уже сделавший на сердце операцию. Человек не равнодушный, переживающий за наш футбол.

Года два назад его дочь Лена, потрясающая женщина, которая заботится о своих родителях так, как, наверное, никто не заботится, организовала вместе с женой Рейнгольда Лидой юбилей. Мы с Володей Пономаревым, который на самом деле Великий футболист – бронзовый призер Чемпионата Мира 1966 года, были на нем.

И конечно, о том, что у него День рождения забыть было нельзя, и вчера я ему позвонил. Здоровье, конечно… Я даже и сам приболел, горло побаливает, да и все могут сказать, что зимой всегда в это время эпидемии, люди себя неважно чувствуют. Но Валера уже прошел эту точку, сейчас ему значительно лучше.

Что могу сказать. Как футболист он на меня определенное влияние оказал, и как человек. Когда я возглавлял команду ветеранов и даже играл левого защитника, я помню историю одну. Всегда, когда Рейнгольд в компании – это сумасшествие. Все хохочут, вспоминают, что они творили с Юрием Севидовым.

Я как-то руководя командой, с одним председателем колхоза, кажется, из Тульской области (300 км от Москвы) были дружеские отношения. И он попросил 8 мая, практически в День Победы матч и артистов. Из артистов поехала группа «Зодчие», в которой Лоза в свое время был, Сюткин, а мы поехали туда на игру. И вот те перепалки между Рейнгольдом и Севидовом те, кто их видел, не забудут никогда.
И вот я – молодой ветеран, забиваю четыре мяча, а Севидов заменился после первой игры. И вот стою я с председателем колхоза, а он говорит, что они приготовили самовар – Тульский, естественно, — лучшему игроку. Кому? Валера играл правого защитника, а я четыре гола забил! Я уже на тексте «Лучшим футболистом признан…» уже два шага вперед делаю! И в этот момент объявляют Рейнгольда, и он забирает этот самовар (он сейчас еще на даче у него стоит). И когда я захожу и спрашиваю: «Валер, за что ж тебе-то дали?», он отвечает: «За что, за что? За мастерство! Еш твою мать!».
Заметьте, нас воспитывал Старостин, не только в умении говорить, но и в умении отстаивать свою точку зрения. Если где-то демократия и была в советское время, то это в «Спартаке». К нам относились с уважением. Для Старостина каждый человек, хотя бы одну игру сыгравший за «Спартак» был как внук, как брат, как сын, и он к нему с большим уважением относился.

И я помню еще один момент. Валерка уже играл за «Воронеж», а мы на Кубок играли. Это был 1970 или 1969 год. Играли в Воронеже. Первая игра – ничья. Валера пришел к нам в гостиницу, я, наверное, тогда с ним и познакомился. И вот вторая игра, мы проигрываем 1-0, и только в дополнительное время второй игры Рейнгольд забивает гол. И когда он приходит после игры, мы ему и говорим: «А не мог вчера забить, чтобы мы вчера уже уехали в Москву?», посмеялись немного.

Еще раз повторю, что Рейнгольд для меня на сегодняшний день — это лучший мой Спартаковский друг, с которым я довольно часто перезваниваюсь. Он приезжает на турниры, которые проводит Шехман Илья, и где я являюсь почетным председателем. Да и вообще мы дружим, хотя можем и не всегда соглашаться друг с другом, но тут вопросов никаких нет.

Это веселый человек, и дай Бог ему здоровья и всего самого самого лучшего, что только можно! Я его еще раз поздравляю!

О последних играх. Воспоминания

Каждую неделю или игры нашего Чемпионата, или игры Европейского Кубка преподносят не только сюрпризы, но и заставляют подумать о подготовке команд и, естественно, о том, что может ждать наши команды дальше. Во-первых, надо сказать, что травма Кокорина, которую он получил, это травма на крестообразные связки – здесь стоит вспомнить Джикию, Васина. Многие спрашивают, что это такое и почему такое происходит. Конечно, здесь есть стечение обстоятельств, но в принципе, я думаю, что все травмы в начале сезона зависят от подготовки к сезону.

Рассказываю, как было в наше время. Мы уходили в отпуск где-то в конце ноября или в начале декабря. Съездив в поездку, не туристическую, а за границу, заработав денег со «Спартаком». Потом ехали отдыхать в Кисловодск, многие именно там собирались. И я хочу сказать, что мы там не отдыхали: мы играли в футбол по воскресеньям, собирались ребята со всех команд (киевское «Динамо», московское «Динамо» — они собирались в санатории «Кисловодск», ЦСКА собиралось в Армейском санатории, в санатории «Семашко» украинцы, узбекские футболисты в санатории «Узбекистан»). Мы ходили по горам, бегали. Я, буду говорить о себе, знал, что когда выйду из отпуска, будут болеть ноги, и я уже готовил себя к тому, чтобы быть готовым к подготовке к сезону. И самое главное, что когда мы, поиграв здесь, побегав в Манеже братьев Знаменских определенное время, подготовив мышцы, затем ехали в Сочи и не начинали играть на первой неделе, а только закачав мышцы и связки, только после этого начинали играть.

Я вспоминаю 1969 года, мой самый, наверное, лучший год в «Спартаке», когда я только пришел и в конце года мы стали Чемпионами. Мы, двенадцать человек, стали Чемпионами, и у нас не было таких травм. А сегодня один, второй, третий… Мне кажется, это от подготовки к сезону, когда ребята сами не готовят себя, а в Дубае или где-то еще отдыхают, купаются, выставляют в Инстаграм фотографии, а затем команда собирается, и на второй день делают обследования и куда-то едут в Дубай или Марбелью тренироваться. И уже на третий день начинаются игры. Это, на мой взгляд, неправильная вещь, но сегодня нет тех мэтров, что проходили именно сборы и подготовку наших команд в советское время, а те, которые приходят к нам, исходят из того, что у них было или в Италии, или в Румынии, или еще где-то. Поэтому мы получаем, в конце концов, то, что получаем. Что теперь делать? Все меньше и меньше становится игроков у нас, которые могут сыграть в Сборной, а их у нас и так мало. Это удивительно, но факт.

Что могу сказать про игры Лиги Европы: о том, что будет с Локомотивом после 0 – 3. Кто-то спрашивал, после такого разгрома не развалится ли Локомотив. Нет. Во-первых, там уже сложившийся коллектив. Во-вторых, я видел, что в концовке уже команда бросила играть. И потом, у них 100% уверенности в том, что после 0 – 3 они не смогут что-то сделать, особенно после первых голов в свои ворота. Они уже понимали, что пройти они никуда не смогут.

Удивительной вещью оказалась команда Атлетико-Мадрид, которая довольно мало забивает, практически ничего не пропускает, а здесь они дорвались, кайф ловили. А шедевр, который в конце игры Гризманн сделал?! Заметили, как вся команда его поздравляла? Все его обнимали! Потому что это был зрячий удар в дальний угол по такому наклеву, ну просто потрясающе! Все футболисты показывали Гризманну: «Ты красавец!».

Теперь надо о том, что я перед этими играми, вторыми в Лиге Европы считал, что если и есть у кого шансы, то у Зенита. 2 – 1 проиграв – вы помните штрафной, который Кришна забил? – я думал, что 1 – 0 могут выиграть, но сразу они пропустили гол.

Я хочу сказать о том, о чем давно уже говорил: я думаю, что Манчини опять скоро свалит из команды. Тут «Советский спорт» просчитал: оказывается, он, работая и в Инкоре, и в Манчестер-Сити, работая в Турции – я как раз здесь сейчас нахожусь, — подписывал контракты такие, что если вдруг его увольняют, то ему должны выплатить большую неустойку. Я думаю, тоже самое он подписал и с Зенитом. И получается такой полу-рвач: вроде и «буду я работать», но «если что, вы не сможете меня уволить». То, что последнее время он говорил на пресс-конференциях о том, что ему не купили каких-то игроков в нападение, что в защите Маммана сломался, и некому играть… Мы-то ждем, что приедут великие тренера: Капелла, Манчини; мы считали их великими тренерами, хотя после их работы здесь, мы уже так не считаем. Мы-то ждем от них, что они приедут и научат нас чему-то, а они, оказывается, говорят только об одном: «мне не купили», «вот перевезли бы мне Манчестер сюда весь, и я стал бы Чемпионом».

Мне думается, что Манчини начал говорить, что не купили того и того, руководству Газпрома. А мы все же тренеров ценим, за то, какой вклад они сделали в команду и в развитие нашего футбола. Потому что «купить» — об этом менеджеры должны думать, а никак не тренеры. Я не вижу, что Манчини пробудет здесь еще долго.
И последнее. Конечно, тихой цапой, но по хорошему, идет ЦСКА. Мы говорим, что у них нападения нет. Вот они разродились голами, три забили, глядишь, а они уже в четверть-финале. А там есть команды, с которыми можно побороться. Выйти в полуфинал – это будет большущий успех. Не думал я после первого матча, что ЦСКА сможет так успешно выступить в Лионе. Лион сегодня довольно успешная команда. Но — как это всегда бывает, — там строгость, там отношение к футболу, там дисциплина и там коллектив, который на футбольном поле бьется. Тут я не могу не вспомнить киевское «Динамо» своих времен, когда они «Доброе утро!» иногда не говорили, выходя утром на зарядку. А на футбольном поле это были волчата, которые объеденены одной целью – вырвать победу. Они друг за друга готовы были порвать. А эти готовы биться до последнего, и честь и хвала ЦСКА!