Всех с праздниками!

Всех с праздниками!
С Новым Годом! Со Старым Новым Годом! С Рождеством Христовым!

Все мы любим праздники и, конечно, всегда их празднуем.

Я хочу рассказать Вам одну историю. Она связана с футболом, но в тоже время она очень жизненная, сами сейчас услышите.

Когда-то, давным-давно, я тренировал команду звезд эстрады, сначала «Старко», потом «Фортуна». И однажды мы играли с «Радио Свободы». «Радио Свободы» было запрещено у нас какое-то время, но тогда их как раз разрешили. Играли мы в Питере. Я как сейчас помню, что в составе «Радио Свободы» играл Александр Рар. Я довольно часто вижу его в дискуссионном клубе – Валдайский клуб, политический, где собираются для дискуссий, и Путин там бывает довольно часто. Саша входит в этот клуб, да и он политик, который довольно часто, живя в ФРГ, нам что-то рассказывает.

И вот мы сыграли игру сначала в Питере, — я не о результатах сейчас, я о факте, о котором хочу Вам сейчас рассказать, — а потом мы играли в Мюнхене. И я ходил на радиостанцию «Свобода», выступал там, и с нами работал переводчик. Я не запомнил его, естественно, но он все время находился с нами, более того, мы ездили тогда на BMW, потому что BMW было спонсором этого мероприятия и выделило несколько легковых машин для того, чтобы возили артистов наших. Но так как мы с Петровичем Пресняковым-старшим одногодки, мы с ним и жили вместе, в одном номере, и ходили все время вместе.

И вот когда состоялась вторая, ответная игра, она была на Олимпийском стадионе, на запасном поле, в Мюнхене. А так как я в Мюнхене был и играл на Олимпийских играх, для меня это было, конечно, воспоминанием. И вот когда сыграли на запасном поле и потом шли командой, а мы с Петровичем отдельно и с нами переводчик, — я напомню, что его звали Базил Фрейкин, почему я об этом говорю, вы сейчас поймете, — и вдруг я вижу, идет Герд Мюллер.

Здесь надо вспомнить, что когда-то этот великий бомбардир, великий футболист «Баварии», сборной ФРГ, который практически вытащил команду в 1974 году в финале. Когда на первой минуте они уже проигрывали после пенальти, который был назначен за снос Кройфа, а сбил его Фокс – знаменитейший игрок и тренер германский, и 1 – 0 тогда повели голландцы, но потом Мюллер забил голы и германцы стали Чемпионами Мира. Говорят, что Мюллер тогда обиделся на федерацию футбола, которая на заключительный банкет чемпионский пригласила не футболистов с женами, а только футболистов, а сами руководители пришли с женами. И тогда он сказал, что больше не играет в сборной и вообще перестал играть в «Баварии», уехал в Соединенные Штаты Америки. И там стал попивать, это известная история. Но вот в то время, когда мы приехали – это конец или середина 1990-х гг. – Беккенбауэр, который возглавлял «Баварию», как Президент клуба, решил реанимировать Герда Мюллера и как друга, и как человека уважаемого, и вернул его в лоно Баварии, дал ему молодежку.

И вот когда мы с игры шли, в раздевалках, которые находились на Олимпийском стадионе, я вдруг вижу, Гред Мюллер идет. Я и говорю: «Петрович, давай подойдем к нему», а как раз рядом с нами был Базил Фрейкин; он напомнил мне это в недавнем телефонном разговоре. И когда мы подошли, я попросил его переводить: «Уважаемый, Гред! Я когда-то, в 1973 году играл против Вас».

Мы тогда, кстати, играли в Лужниках с тремя Чемпионами Мира: сначала с немцами, потом с англичанами, потом с бразильцами. С бразильцами был последний матч Альберта Шестернёва, он входил в нашу команду, но уже не играл, закончил. И я помню, как он тогда забил гол – Герд Мюллер. Есть у меня даже снимки, где стоит Миша Фоменко – киевский динамовец, я и между нами находится Мюллер, который головой забил тот гол. И конечно люди постарше помнят этого великого футболиста.

Таким образом, мы начали с ним разговаривать, я начал напоминать ему об этой игре. Он сказал, что помнит ту игру, но знаете, как люди, которые выпивали раньше, становятся затянутыми в разговоре. «Да», «нет» — отвечают односложно. И, в конце концов, когда я начал говорить, что играл против него, он пристально посмотрел сначала на меня, — это довольно смешная история, — потом посмотрел на Владимира Петровича Преснякова, потом опять на меня. А Петрович, как все артисты, с волосами длинными, а я, естественно, с короткими. И Мюллер говорит: «Нет, я тебя, — на меня показывает, — не помню. А вот тебя, — показывает на Петровича, — помню. Ты меня по ногам бил».

Мы посмеялись, естественно, и забылось это. Помнилось, что я встречался когда то с Мюллером, разговаривал, а вот совсем недавно, на Facebook, по-моему, ко мне пришло письмо, но я не видел этого. А вот потом мне позвонили и сказали, что меня разыскивает некий Базил Фрейкин меня разыскивает. Этот оказался как раз таки вот тот переводчик. И он рассказал мне эту историю, рассказал, что Герд Мюллер сейчас в очень тяжелом положении. Сейчас он находится в Доме для престарелых, и, не афишируя, Франц Беккенбауэр и Хенесс – бывший президент «Баварии», которого потом посадили за какие-то налоговые дела, его часто, когда показывают «Баварию», можно увидеть сидящим на трибунах, сейчас он ездит и работает в «Баварии» — его там финансируют. У Мюллера болезнь Альцгеймера, и он уже многое не помнит. Так сказал Базил Фрейкин, когда он пошел к нему туда передать привет из России. Он как раз спросил у меня, как я отношусь к этому, и я сказал, что да конечно, надо пойти, передать привет.

Я, конечно, был ошарашен. Мы говорим о наших звездах, футбола в том числе, артистах, которые доживают жизнь в Домах престарелых, притом, не таких, как в Германии, там все же условия созданы другие. Даже рассказав об этом, на душе все равно тяжело, потому что оказывает и у них величайшие, в свое время очень богатые и заметные люди оказываются вот в таком положении.